Бернард Вербер. Эмпатия
По мнению американского писателя Филиппа К. Дика, автора романа «Бегущий по лезвию бритвы», если робот способен чувствовать чужую боль и сопереживать, то он достоин того, чтобы его считали человеком. И напротив, если какой-то человек не воспринимает страдания ближнего, то он должен быть лишен права называться человеком. Можно придумать даже новое уголовное наказание: лишение права называться человеком. Ему будут подвергаться мучители, убийцы, террористы, все, кто причиняет страдания другим и сам от этого не страдает.
 
© Новая энциклопедия Относительного и Абсолютного знания
Бернард Вербер. Реальность
«Реальность – это то, что продолжает существовать даже тогда, когда ты перестаешь в это верить», – сказал Филипп К Дик. Значит, где-то есть объективная реальность, ускользающая от предрассудков, догм, суеверий, матриц автоматического восприятия. Вот к этой реальности было бы интересно приблизиться.
 
© Новая энциклопедия Относительного и Абсолютного знания
Бернард Вербер. Будущее Принадлежит Актерам
Чтобы добиться уважения, актеры умеют изображать гнев. Чтобы добиться народного признания, актеры умеют изображать любовь. Чтобы им завидовали, актеры умеют изображать радость. Теперь актеры появились во всех профессиях.

Избрание Рональда Рейгана в президенты Соединенных Штатов в 1980 г. окончательно подтвердило наступление эры актеров. Не нужно обладать какими-то идеями или уметь управлять, достаточно окружить себя группой спичрайтеров и хорошо сыграть свою роль перед объективами камер.

Кстати, в большинстве демократических стран кандидата выбирают не за его политическую программу: все прекрасно знают, что ни одно обещание не будет выполнено, поскольку страна следует глобальным политическим курсом и не может свернуть с него. Кандидата выбирают по походке, улыбке, голосу, манере одеваться, по тому, насколько непринужденно он общается с прессой и насколько он остроумен. Во всех профессиях актеры неумолимо одерживают победу. Хороший актер-художник способен убедить всех, что полотно, закрашенное одним цветом, – шедевр. Хороший актер-певец может не иметь голоса, если он способен удачно сняться в клипе. Актеры правят миром. Проблема в том, что при выдвижении вперед актеров форма превалирует над содержанием, казаться становится важнее, чем быть. Мы больше не слушаем то, что люди говорят. Нам достаточно видеть, как они говорят, какое у них при этом выражение глаз, подходит ли их галстук по цвету к платочку в верхнем кармане. Те же, у кого есть идеи, но кто не умеет их представить, постепенно сходят с дистанции.
 
© Новая энциклопедия Относительного и Абсолютного знания
Бернард Вербер. Цензура
Когда-то для того, чтобы идеи, которые власти предержащие считали вредными, не доходили до широкой публики, была создана полицейская инстанция: государственная цензура, обязанности которой состояли в том, чтобы просто и прямо запрещать распространение произведений, подрывающих устои общества.

Сегодня цензура изменила облик. Запретов нет, но мы гибнем от изобилия. Захлебываясь в лавине бесполезных сведений, уже никто не знает, где взять интересную информацию. Увеличение количества телевизионных каналов, публикация тысяч романов в год, выпуск километров одинаковых песен мешает появлению новых течений. Да их бы и не заметили в общей массе. Избыток пошлости душит оригинальное творчество, и даже критики, чьим долгом вроде бы является фильтрация потока, не успевают все прочесть, все увидеть, все услышать. В результате возникает парадокс: чем больше появляется телевизионных и радиоканалов, журналов и информационных изданий, тем меньше становится творчества. Распространяется серость.
 
© Новая энциклопедия Относительного и Абсолютного знания
Бернард Вербер. Идеосфера
Идеи подобны живым существам. Они рождаются, растут, набирают силу, вступают в контакт с другими идеями и, в конце концов, умирают.

А что, если идеи, как и животные, эволюционируют? Что, если в мире идей действует естественный отбор, то есть слабые погибают, а сильные размножаются, как и полагается по законам дарвинизма? В 1970 г. Жак Моно в работе «Случайности и необходимости» высказал гипотезу о том, что идеи самостоятельны и, как органические существа, способны воспроизводиться и множиться.

В 1976 г. в книге «Ген-эгоист» Ричард Доукинс выдвинул концепцию идеосферы. Идеосфера является для мира мыслей тем же, чем биосфера для животного мира.

Доукинс пишет: «Когда вы помещаете в мой мозг плодотворную идею, вы используете его как машину для пропаганды этой идеи». И приводит в пример концепт Бога, идею, которая родилась в один прекрасный день и с тех пор продолжает эволюционировать и шириться, ее подхватывают и распространяют устно, письменно, в музыке, в искусстве, а священники повторяют и интерпретируют ее, адаптируя к соответствующему пространству и времени.

Но идеи, в отличие от живых существ, мутируют быстро. Например, идея коммунизма, родившаяся в мозгу Карла Маркса, стремительно распространилась в пространстве, завоевав почти половину планеты. Она эволюционировала, мутировала, а затем утратила силу, затрагивая все меньшее количество людей, словно исчезающий вид животных.

Но в то же время она вынудила мутировать идею «капитализма по старинке».

Из борьбы идей в идеосфере возникает наша цивилизация.

Теперь на скорость мутации идей влияют компьютеры. Благодаря Интернету мысль может очень быстро распространиться в пространстве и еще быстрее встретиться со своими соперницами или убийцами. Это, к сожалению, в равной степени относится как к хорошим, так и к плохим идеям, поскольку понятие «идея» морали не подчиняется.

В биологии эволюция также обходится без морали. Вот почему стоит подумать дважды, прежде чем высказывать «увлекающие» идеи, так как они становятся сильнее человека, которому они пришли в голову, и сильнее тех, кто их пропагандирует.

Но это так, всего лишь идея…
 
© Новая энциклопедия Относительного и Абсолютного знания





Audiere OM Radio / Слушать ОМ Радио / Listen To OM Radio