О «Бездушной», «Компьютерной» Музыке

О «Бездушной», «Компьютерной» Музыке

Бывает спрашивают: Какую музыку слушаешь? Отвечаю: Электронную, концептуальную, прогрессив, и часто слышу в ответ: Как это можно слушать? В ней нет души, творчества, любой может делать эту музыку на ПК. Разве это музыка вообще?

Как объяснить аборигену принцип работы высоких технологий? Да, осмелюсь сравнивать умы людей утверждающих что в электронной музыке нет творческого свойства, с умами представителей пещерной эпохи.

Порой действительно непросто передать словами почему концептуальная музыка завоевывает музыкальные предпочтения миллионов.

К стати, говоря о музыкальных предпочтениях, не могу не отметить что в большинстве пост-советских государств в этой сфере полный бардак. В совке приходится с нуля культивировать в человеке тенденцию осознавать что именно он любит в музыке, тенденцию делать выбор, определять для себя какая музыка ближе всего.

Нашел в сети интервью Эдуарда Артемьева - российского композитора, основателя «Российской Ассоциации Электроакустической Музыки». Этот человек связан с электронной музыкой с далеких 70-ых, и очень интересно рассказывает о том что такое электронная музыка вообще.

Вот некоторые очерки этого интервью. Источник тут.

Электроника, как и великая академическая школа - это просто одна из техник, метод выражения, вливающиеся в единую реку музыки. Я пытаюсь оперировать в музыке теми средствами, которые пришли к нам по наследству и новейшими технологиями. Без оных, по моему убеждению, невозможно осуществить завет М. Мусоргского: «К новым берегам».

Сейчас это тривиальная истина – сочетать живой звук с электронным. Общее пространство, и всё. А тогда этого никто не знал! Живой голос певицы и аналоговый синтезатор – это два разных мира. Как найти и соединить совершенно полярные друг от друга звуковые пласты? В те годы это была изначально техническая проблема – пока не создали искусственную реверберацию, соединить было сложно. С помощью ревера звуковое пространство стало равноправным для живых голосов и акустических инструментов, синтезаторов, а впоследствии – и для компьютерной музыки. Появилось общее пространство и вдруг все они сошлись. Я шёл к этому ощупью, создавая несколько оболочек пространства, что и привело к желаемому результату.

...сейчас подход к синтезаторам примитивный, массовый – ткнул кнопку, и всё. Так его использует попса. А ведь это совершенно грандиозная машина, клад такой, что в нём копаться и копаться, перспективы огромные заложены. А большинство обладателей совершенно уникальных синтезаторов даже не вникают в инструмент, им просто некогда – опять коммерция.

Композитор, работая на партитуре синтезатора, уподобляется художнику; он подкрашивает, ретуширует, стирает и наносит новые кодовые рисунки, осуществляя слуховой контроль получаемого результата.

Электроника сейчас открывает исключительные возможности. Раньше сетовали на то, что «инженеры не дают музыкантам решать художественные задачи» в силу несовершенства их машин, а теперь мы не можем освоить всё те технические чудеса, которые обладают их новейшие создания.

Я вижу неисчерпаемые резервы музыки в управлении акустическим пространством. Новейшие технологии дают возможность создавать  искусственные акустические среды и неограниченно управлять ими. В этих пространствах звук приобретает некие новые качества, изначально в них не заложенные – т.е. акустика воздействует на звук. Можно играть на двух нотах, и вы будете слушать их как зачарованные. Попутно хочу заметить, что минималистическую музыку я избегаю слушать – не хочу терять время на то, что мне сразу понятно. Есть немногие исключения, например музыка Клауса Шульца. Мне кажется, он сделал большие достижения. Минимализм для меня может быть привлекателен лишь в электронной среде, в среде управляемой акустики, потому что ты слышишь не только сами звуки, но и пространство, которое бесконечно, и ты начинаешь жить вместе с пространством, а звуки являются как бы поводом…

Управление пространством, сочинение пространства, его «раскрытие», «схлопывание»… Композитор становится конструктором звукового пространства, где сегодня он может реально создать звуковую многослойность, ввести слушателя в созданные им звуковые сферы. Ранее ничего подобного не существовало, композитор писал музыку без учета акустических свойств. Сейчас появилось столько новейших технологий, и грех говорить, что музыка кончилась, – она только начинается.

...её надо знать и изучать. И когда люди говорят: «А … это синтезатор, на кнопку нажал, и само играет…», они вообще не понимают, о чём идёт речь.

Я МОГУ СКАЗАТЬ, ЧТО АКУСТИЧЕСКИЕ ИНСТРУМЕНТЫ ЭТО ПРОДОЛЖЕНИЕ РУКИ ЧЕЛОВЕКА, РУКИ МУЗЫКАНТА, А СИНТЕЗАТОР – ПРОДОЛЖЕНИЕ ДУШИ ЧЕЛОВЕКА. Я высказал крайнюю мысль, но она имеет право на существование.

 
 
 





Audiere OM Radio / Слушать ОМ Радио / Listen To OM Radio

Who's Here

173 visitors